Через пропасть к жизни

Когда мне исполнилось пять лет, а моей сестре два года, мы с родителями переехали в Санкт-Петербург, а тогда Ленинград, из уральского города Пермь. Уже здесь я пошел в первый класс. Мой папа был музыкант, а мама повар. Чтобы закрепиться на новом месте, моим родителям пришлось много работать не по своим специальностям, а там, где быстрее предоставляли жильё. Они рано утром уходили и поздно вечером возвращались домой. Так в своей жизни я получил мнимую «свободу». Я был предоставлен сам себе. Делал то, что хотел: не учил уроки, прогуливал школу, постоянно хулиганил, чем сводил своих учителей с ума. Со временем у меня появились соответствующие друзья. Учась в шестом классе, я совершил первый в своей жизни проступок, который тянул на статью в уголовном кодексе. Но так как я был ребенком, меня отправили не в колонию, а в спецшколу для трудновоспитуемых детей, оттуда я несколько раз совершал побеги. Потом было спец. ПТУ, потом ещё одно, в другом регионе – из-за регулярных побегов. Но я снова и снова сбегал, уезжая в Питер. С наступлением моего совершеннолетия меня прекратили искать и возвращать. А я к этому моменту научился многим «интересным вещам», благо «учителей» с жизненным опытом в специализированных учреждениях хватало. На дворе были лихие 90-е годы, самое их начало, перестройка. Вокруг происходило что- то непонятное, безработица, разгул криминала, каждый выживал так, как мог, и я попал в это течение. Кроме того я ничего не умел и не знал. Все мои друзья употребляли наркотики, и я тоже пристрастился к ним. Все закрутилось: наркотики поглотили всю мою жизнь. Я добывал деньги и тратил их на наркотики и снова искал способ их добыть, причиняя кому-то боль и страдания. Меня сажали в тюрьму, я освобождался, и все начиналось сначала. Встретил девушку, с которой мы поженились, и у нас родилась дочь. Но ничего не поменялось. Криминал, наркотики, тюрьма… Между отсидками я пытался лечиться в клиниках для наркозависимых, но результата не было. В конце концов, отношения в семье сошли на нет, мы развелись. Я снова оказался в тюрьме, мне на тот момент было уже 30 лет. Администрация тюрьмы на этот раз предлагала «оплатить» комфортные условия пребывания. Я не согласился и попал в изолятор, где было много таких, как я. Познакомился с соседом по камере и, не знаю почему, чем я внушил ему доверие, ведь, по сути, я был преступник, наркоман, общаясь, он стал рассказывать о своей вере в Бога, о своем покаянии в тюрьме, что Иисус умер и за мои грехи. Вначале я не воспринял это всерьез, но потом, когда у меня были ломки из-за наркотиков, он начинал читать мне Библию, и мне становилось легче. Со временем ломки вообще прекратились, я покаялся и через какое-то время даже стал посещать редкие собрания приезжавших христиан. Оставшийся срок в заключении я ел, пил и качал мышцы в спортзале. Первыми после освобождения меня встретили мои прежние друзья. И все вернулось на круги свои. Снова наркотики и криминал, только теперь меня стали одолевать все новые и новые трудности, и моя жизнь стремительно мчалась под откос. Меня чудом откачивали после передозировок, однажды я очнулся, а пальцы на руках были синего цвета. Меня откачали моя сестра и ее муж, я пришел в себя и увидел пропасть в её глазах, она сказала: «Я так больше не могу, уходи. Я похоронила всех своих близких, ты остался один, я не хочу видеть, как ты умираешь…». Мне постоянно было плохо, хотя, вроде, все было как прежде. Через полгода после моего освобождения, освободился и тот, кто мне проповедовал в тюрьме. Он нашел меня. Вернее Христос через него нашел меня, когда я был полностью разбит, разрушен и искалечен. Он повел меня в Церковь здесь в Санкт-Петербурге. Тот день я не забуду никогда. Хмурый осенний день, было холодно и промозгло, шел мокрый снег. И меня снова «ломало». Мы пришли в Церковь, началось служение и когда стали петь христианские песни, слезы рекой хлынули из моих глаз, как будто что- то светлое, сильное наполнило меня. Мне было стыдно, но когда призывали к покаянию, я не пошел. В церкви предложили мне поехать в центр реабилитации, я отказался. Я еще несколько раз просто приходил в Церковь, продолжая употреблять наркотики. А когда мне было плохо, я снова и снова стоял перед выбором оставить все как есть или поехать в центр, что означало для меня полностью изменить свою жизнь. Я сделал этот выбор. На первые, честным трудом заработанные мною деньги я купил необходимые для центра вещи и отправился на реабилитацию. Еще мне помогли братья из Церкви, они не оставляли меня во время реабилитации, поддерживали меня. Будучи в центре я сдавал анализы, проверяя состояние своего здоровья, так как на тот момент у меня уже был ВИЧ, иммунитет падал и состояние ухудшалось. Но я встретил человека, который засвидетельствовал мне, что Бог исцелил его от ВИЧ-инфекции. В моем сердце родилась вера об исцелении, что Бог мне поможет. Я стал молиться об этом, и каждый раз, когда кто-то приезжал в центр, я подходил и просил молиться за мое исцеление. Но иммунитет тем временем все падал. Без видимых причин у меня поднялась температура и держалась пять дней, и я решил – всё, поеду к врачу, что бы мне назначили противовирусную терапию. У меня вновь взяли анализы, чтобы назначить лечение, и вдруг, ВИЧ в крови не обнаружили. Врач сказал, что через полгода нужно будет повторно сдать анализы. Эти полгода были пыткой, я продолжал молиться, за меня так же молились. У доктора был шок, когда он получил результат анализов. ВИЧ-инфекция не обнаружена! Меня сняли с учета и даже дали справку. Я прыгал от радости, ликовал и благодарил Бога. Закончив реабилитацию, я остался волонтером в реабилитационном центре. Познакомился с человеком, который сильно повлиял на мою жизнь. Его звали Аркадий Бушин, мы стали друзьями. Аркадий человек с ограниченными физическими возможностями, но с огромным внутренним потенциалом и неограниченной верой. Какое-то время я служил ему, а он мне Словом Божьим. Моя вера росла день за днем, и о прежней жизни я уже не вспоминал. Когда я вернулся домой в Санкт-Петербург, то стал искать Церковь и ходил на разные собрания. Встретил брата, с которым проходил реабилитацию, и он пригласил меня на репетицию хора, я ведь хотел петь в Церкви. После репетиции и нескольких служений я понял, что это моя Церковь. И по сей день я служу в Церкви ”Новый Завет” г. Санкт-Петербург. Бог дал мне огромную семью, любимую жену и преданных друзей.

Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять